Зеленский рассказал в интервью о языковых квотах, запрете соцсетей и роспуске ВР » Типичный Аккерман
{{setDate}}
Актуальные темы
Месть водоканалу за «Исток»?
Новости Города
Стадион так стадион: выборные страсти в Аккермане
Топ тема / Новости Города
Новый закон о ЖКУ введен в действие: обновленные платежки и "доступ в квартиру"
Новости Украины
Лишение свободы, компенсация за лечение и моральный ущерб: в Аккермане мужчина будет расплачиваться за преступление совершенное «по пьяни»
Новости Города / Криминал
На пути к здоровому будущему: в Аккермане открыли кабинет реабилитации для детей с особыми потребностями
Новости Города
В Бессарабии началась подготовка к совместной спецоперации силовиков «Граница-2019»
Новости Города
По две пенсии всем украинцам: названа дата пенсионной революции
Новости Украины / Экономика
Новые правила вывоза мусора: у украинцев появится возможность экономить
Новости Украины
Стоимость жизни: что могут позволить на свою зарплату украинцы и европейцы
Новости Украины / Экономика
В музее Аккермана представили историю края
Новости Города

Зеленский рассказал в интервью о языковых квотах, запрете соцсетей и роспуске ВР

Владимир Зеленский в интервью РБК-Украина рассказал о своем отношении к запрету въезда российским артистам, закону о языке и языковым квотам на телевидении и радио, возможном роспуске парламента, готовности к политическим союзам, отношению к Владимиру Путину и своем видении народовластия в стране.

В день первого тура выборов президента Украины, перед объявлением результатов экзит-полов, в штабе Владимира Зеленского шел мини-турнир по настольному теннису. С победителем должен был сыграть кандидат. Турнир выиграл корреспондент РБК-Украина, и прежде, чем начать партию, лидеру президентской гонки было предложено сыграть на интервью для издания между первым и вторым туром выборов. Зеленский принял это предложение, и проиграл за теннисным столом. Интервью состоялось в среду, 17 апреля.

Всю президентскую кампанию Зеленского критиковали за закрытость – он предпочитал общаться с избирателями посредством видеообращений, а на многочисленных политических ток-шоу за него отдувались представители штаба. Украинцы не слышали ответов лидера гонки на самые острые вопросы, волнующие общество. Действующий президент Петр Порошенко развернул целую кампанию по поводу необходимости дебатов кандидатов в президенты перед вторым туром, пытаясь вытащить своего конкурента в публичную плоскость. Третью неделю вся страна следит за развитием этого сюжета.

Складывалось впечатление, что Зеленский сознательно избегает предвыборных обещаний, отдав широкую коммуникацию на откуп своей команде. В этой связи весьма показательна ситуация, случившаяся перед началом записи этого интервью. Кандидат в президенты спросил, дадут ли ему текст на согласование. Мы возражали, аргументируя тем, что один из членов его команды, нардеп Сергей Лещенко, подавал законопроект об отмене нормы об обязательном согласовании интервью. «А кто вам сказал, что Лещенко – член нашей команды?», – спросил Зеленский. В ответ на наше удивление, кандидат сказал: «У нас уникальная ситуация, к нам приходят абсолютно разные люди, поддерживают, помогают, спасибо им».

В итоге, текст на согласование мы договорились не отправлять. Также штаб кандидата не запрашивал у редакции темы беседы или приблизительные вопросы. Кроме того, Зеленский согласился дать РБК-Украина еще одно интервью, через полгода, в случае избрания его президентом. Правда, поставил условие – после еще одного турнира по настольному теннису.

«Правительство не должно вмешиваться в культурную жизнь и СМИ»

— Вы очень много лет играли в КВН.

— С большим удовольствием.

— Участвовали в турнирах.

— Да.

— А вы никогда не обращали внимания, что в финал выводили определенные команды. Во время карабахского кризиса – «Новые армяне» и «Парни из Баку»…

— Да. Это, кстати, был очень тяжелый момент в зале. Все боялись страшных столкновений. Я просто помню это. У всех этих объединенных игр есть положительная цель. Я думаю, что у АМИКа («Александр Масляков и компания», объединение, которое проводит официальные лиги КВН, — ред.) была положительная цель – объединение. Но это часто приводит к каким-то конфликтам, к сожалению. Особенно все, что касается религиозных вещей, и так далее. Но это было решение АМИК.

— Вы никогда не думали, что это может быть связано с тем, что структура КВН была связана с российской властью, с ФСБ? Вы не чувствовали этого?

— Я, честно говоря, на себе этого не успел прочувствовать, думаю, в силу моих лет. Я был слишком молод, азартен. Для меня самая главная цель была – я хочу выиграть в КВН, я хочу стать победителем, я хочу стать чемпионом. Мы, кстати, были чемпионами в 97-м году. И тоже разделили чемпионство. В силу, кстати, некоторых вещей, о которых вы сказали выше. Нам говорили так: «Ну не может команда из Кривого Рога быть чемпионами». И мы были чемпионами вместе с «Новыми армянами», которые потом основали «Камеди Клаб».

А стояла ли за этим политика? Парни, не знаю. Нет этих сведений. Думаю, Александр Васильевич Масляков – достаточно независимая фигура, особенно в те годы был, я так считаю. Все-таки команда от Украины была чемпионом, это уже о чем-то говорит. Потом украинских команд стало все меньше и меньше. Может быть, кто-то там за ним стоял. Не знаю, нет таких данных.

Но главное, и вот в чем у нас большая разница, кстати, и «Квартала», мы прорубили это окно – действительно свободной коммуникации с людьми, без редакторства наших реприз или текстов. Следующий этап был, вы сами знаете, «Лига смеха». Она вообще настолько свободная… Как бы то ни было, как бы далеко мы все не были, и какие бы у нас не были разногласия со многими квнщиками – политические и так далее — в отношении Украины, Крыма… Мы порвали там все отношения по этим позициям, да. Тем не менее, по «Лиге смеха» ребята откровенно говорят: «Ну, конечно, у вас дышится свободой, демократией». Это, конечно, огромная победа демократии в телевидении и действительно свободы слова. И это касается не только «Лиги смеха». Вы же на себе это чувствуете, в журналистике. Свободная журналистика в Украине или свободная журналистика в России? Думаю, тут вы мне можете дать целую лекцию…

— Не приходилось в России работать, слава богу. В связи с тем, что вы сказали, следующий вопрос. Как вы оцениваете вмешательство государства в культурную жизнь? Должно ли, например, государство запрещать въезд русским артистам?

— Смотрите, их же тоже нужно делить. Я понимаю, почему сначала запретили. Потому что была информационная война, очень сложная, однозначно. Была информационная война. И некоторые российские артисты превратились из артистов – взять того же Пореченкова и Охлобыстина – в политиков. Мало того, поехали на Донбасс, стреляли по нашим пацанам. Это катастрофа.

— Эта информационная война, по вашему мнению, закончилась? Или она продолжается?

— Нет, она продолжается. Сейчас просто совершенно другой этап информационной войны. Я считаю, что к этому вопросу нужно подходить избирательно. Почему? Эти люди уже не артисты. Им, конечно, не должен быть разрешен въезд в Украину. Однозначно. Но если мы с вами берем Макара… Извините, что так говорю, – Макаревича, мы знакомы очень близко, и много раз встречались, и говорили про Украину. И, честно говоря, могли с ним выпить по рюмке коньяка. И каждому такому человеку, как Макаревич, стыдно за то, что делает Кремль. Понимаете? Ну как мы можем запрещать таким парням въезд? Или Лия Ахеджакова? Талантливейшая актриса. Им очень сложно.

Да, мы информационно защищаем Украину, и говорим, что Россия – агрессор. А им, таким людям как Макаревич и Ахеджакова, еще сложнее. Ведь они же там, на территории России, и они говорят: Кремль – агрессор, Россия – агрессор, как мы могли, забрали Крым, и что на Донбассе происходит, что это позор. Им тоже очень сложно. Поэтому к таким людям мы должны быть открыты. Для меня они сегодня большие украинцы, я их таковыми считаю. Поэтому – выборочно, список должен быть избирательным. Ко всему в жизни, вы же знаете, надо подходить избирательно. И, отвечая на первую часть вашего вопроса, должно ли правительство вмешиваться в средства массовой информации, – нет, вообще ни в коем случае.

— И в культурную жизнь тоже?

— И в культурную жизнь, вообще нельзя. Но это не тот случай, о котором я сказал, когда они (артисты, — ред.) превратились в политиков. Но, в принципе, средства массовой информации должны быть максимально свободными. Единственное, я бы очень мечтал, так как мы с вами одного поля ягоды, скажем так, из одной ниши, я бы очень мечтал, чтобы пресса была независимой экономически, коммерчески. Чтобы ее нельзя было проплачивать – статьи, издания, программки на телевидении. Мы думаем об этом. Думаем с ребятами над законопроектом, чтобы телевидение было свободное. Чтобы они находили не только деньги с рынка. Пока рынок у нас слабый, нет рекламного рынка. Я бы хотел максимально искать западные инвестиции для инвестирования в свободу слова.

— Запрет русских соцсетей, в случае вашего президентства, останется или нет?

— И чего мы добились? Наши начали обходить запрет. Вы это знаете прекрасно. Украинцы обходят. Я этим не пользуюсь. Честно говоря, и до этого не пользовался. Мое мнение: эта ситуация – я ее называю «парковки в Киеве». У меня когда-то забирали машину, а сейчас штрафуют. Не там припарковался, например, – оштрафовали. Ты мне дай парковки, а потом жестко меня наказывай, когда я не выполняю закон. Точно такая история и здесь. Ты дай людям платформу – вот где украинцы, где мы общаемся, где у нас одинаковое мировоззрение – и «хлопни» те.

— Но есть же Facebook, Twitter, YouTube.

— Вы знаете, значит чего-то недостаточно людям, раз они обходят. А если на тех же «Одноклассниках» и так далее люди занимаются политикой, занимаются какой-либо агрессией, если там есть свои боты, которые информационно влияют на украинцев, антиукраинские у них лозунги, тогда это уже, ребята, криминал, это другое дело.

В чем вообще наша история, в чем наша проблема? Мы ничего не доносим обществу. Ничего. Мы не объясняем, почему это плохо. Объясни и скажи людям: «Люди, вот вы считаете, что это должно работать после того, что там напечатано и после информационной политики, которую они введут? Это должно работать?». Все общество скажет: «Спасибо, что ты меня спросил». И мало того, что согласятся с закрытием, никто не будет находить обходные пути. Но сначала нужно в любом решении сплотить общество, объяснить why (почему, — ред.), предложить модель, а потом закрывать, только так. Но это мое личное мнение.

— Вы говорите о вещах, которые разъединяют и объединяют. Как вы относитесь к декоммунизации? Будет ли она продолжена в случае вашего президентства? Ведь, с одной стороны, есть декоммунизация, с другой стороны, появляются проспекты Степана Бандеры. По вашему мнению, как должно быть?

— В целом, я нормально отношусь к декоммунизации. Общество выбрало, и – нормально. Есть неоспоримые герои. Степан Бандера – герой для какого-то процента украинцев, и это нормально и классно. Это один из тех людей, которые защищали свободу Украины. Но я считаю, что, когда мы такое количество улиц, мостов называем одним и тем же именем – это не совсем правильно. Кстати, дело не в Степане Бандере. Я могу то же самое сказать и о Тарасе Григорьевиче Шевченко. Я очень уважаю его потрясающее творчество. Но мы же с вами должны помнить о героях сегодняшних, о героях искусства, о героях литературы, просто о героях Украины. Почему мы их именами не называем – героев, которые сегодня объединяют Украину? Такой накал в обществе, что нужно делать все возможное, чтобы объединять Украину. Как-то меня спросили, а чего именем Андрея Шевченко не назвали какую-то улицу? Для меня он герой, я правда так считаю.

— Потому что у нас улицы называют только через десять лет после смерти.

— А я считаю, что это неправильно. Знаете почему? Я вам объясню. По-разному складывается жизнь у каждого человека. И иногда дети, внуки знаменитых, великих людей покидают нашу страну по тем или иным причинам, уезжают. И даже не знают своих корней, когда-то там жили и уже говорят на другом языке. А герой – он сегодня прославил Украину.

Давайте называть улицы именами людей, которые прославляют нашу страну, современниками. Все будут рады, все будут счастливы. Это колоссально, когда вы делаете что-то, что приносит удовлетворение всем. Ведь когда Кличко побеждал, мы же все были счастливы, правда? Мы все по телеку смотрели эти победы. Это большое удовольствие. И мне кажется, что я бы не игрался с политическими фигурами, я бы не продолжал сегодня это делать. Сегодня у нас один политический герой, а завтра мы с вами узнаем, что он оказался такой-то, такой-то и такой-то, и мы снесем ему памятник. Есть литература и искусство для этого.

— Вы вспомнили о языке. Если вы станете президентом, и Верховная рада примет закон о языке, на котором она сейчас застопорилась, вы его подпишите?

—  Смотрите. Во-первых, его надо глубоко изучить. Потом я хочу узнать мнение общества по поводу этого закона.

— Каким образом узнать мнение общества? Референдум?

— Почему референдум? Референдум – это, в принципе, твое ощущение, что ты постоянно разговариваешь с обществом. Это не значит, что для этого нужна целая процедура. Мы сейчас говорим не о глобальных стратегических вещах. Как мы, допустим, создавали программу «Слуги народа», программу нашей партии? Это тоже был референдум. Мы можем с вами назвать это другим словом – разговор с обществом. И у вас сразу целая палитра, и вы видите, как люди реагируют, из каких уголков Украины, на что они смотрят. Любой закон сегодня можно онлайн с живыми людьми проговорить. Ребята, у нас есть тут раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь моментов, таких-то и таких-то. Сказали, посмотрели.

И я думаю, сама Верховная рада не знает ответы на какие-то вопросы, которые беспокоят общество. Это как с медицинской реформой. Это точно такая же история. Принимают медицинскую реформу… Кто вообще спросил у людей, а как мы из села доедем в эту больницу? Потому что теперь скорая помощь не приезжает, а у моего ребенка 39, а даже если 37, и эта бабушка с этой внучкой, у нее сердце хватает, к ней не едет скорая помощь, потому что у нас такая реформа.

Понимаете, ребята, это очень важный момент – говорить с людьми. У нас ни Верховная рада, ни президент, ни премьер-министр не являются акционерами реформ, акционерами этой страны, акционерами Украины. Мы с вами, ну пока я еще не президент, мы все граждане – акционеры Украины. И, пожалуйста, будь добр – со мной обсуждай все.

Почему очень многие реформы, которые получились или не получились в других странах, имели разные отзывы в обществе и некоторые хорошие вещи сразу не принимались, а потом смогли их протолкнуть через десять лет? И потом они поняли — да, правильно, надо было тогда это делать. Потому что не было контакта с людьми. Я могу понять, раньше, у людей прошлого поколения не было всех источников связи с обществом: интернета, телевидения. Сейчас много всего — много журналистики, много блогеров, много всего сейчас можно донести людям. Какая проблема? Открытая платформа, общайтесь с людьми.

Ребята, сегодня мы хотим этот закон, мы хотим защитить украинский язык, и это нормально, это язык этой страны, это государственный украинский язык. Кто-то, в то время, пока вы принимаете закон, какие-то кучки людей рассказывают: «Вы знаете, что там за закон? Вы знаете, что вам всем нельзя будет говорить по-русски, или по-татарски, по-польски, где-то на Закарпатье по-венгерски». Никто ничего не объясняет. Вы понимаете?

— При вас останутся квоты на украинский язык на телевидение и радио?

— Смотрите, я очень хорошо понимаю этот закон. Поэтому у меня есть вопросы к закону, о котором мы говорили. Квоты останутся. Вопрос, какие они должны быть? Даже не так. Там вопрос в регулировании этих квот. Если вы хорошо в этом понимаете, там есть хитрость, дополнение с этими квотами. Вообще: больший процент украинского языка, а дальше – разные языки, потому что там надо давать возможность каждому языку. Потому что у нас реально большое количество людей говорит по-русски. Нельзя у них забрать русскоязычное телевидение. У нас есть люди, которые говорят и на других языках. Понимаете, тут большой вопрос с этими квотами. Никто отменять квоты не будет, но есть регулирование…

Те люди, которые принимали этот закон, они не совсем телевизионные специалисты, мягко говоря. Я пояснял госпоже Сюмар (глава комитета парламента по свободе слова Виктория Сюмар, — ред.), мы встречались, что это как раз тот случай с парковками. Я вам объясню, как человек, который руководит большим телевизионным бизнесом, большой налогоплательщик. Если бы вы снизили налоги для всех телевизионных крупных медиа разных компаний, которые долгие годы делали, в силу рынка и в силу отношений в СНГ, материалы на русском языке… Если бы вы пришли к ним и сказали: смотрите, ребята, вот перед вами два фильма. Фильм, который сделан украинском языке – налог 10%. Фильм, который делается на русском языке – оставляем налог какой был.

Вы считаете, что нужны были бы квоты? Я вам отвечу очень быстро. Через год я как бизнесмен и все крупные телевизионные бизнесмены без закона про квоты, без этих палок, перешли бы в основном на украинский язык и всё. Забудьте про государственные деньги. Это же просто, извините меня, это подарки. Что значит государство дает тебе деньги на кино, а ты потом государству не возвращаешь? Почему? Потому что. Это что такое, это государственные деньги, это откуда?

Поэтому, когда у тебя такой подход в целом, что мы должны поднять украинскую культуру, украинское кино, это должно быть модным, мы должны с вами его делать, давайте с вами мирно и спокойно сговоримся. Мне как телевизионщику не нужны государственные дотации, можно было мне просто снизить налог и в этом меня убедить. Я думаю, что в любом вопросе всегда есть этот момент. Говори с обществом, говори с профессионалами и принимай взвешенные решения.
 

шаблоны для dle 11.2
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:
Личный кабинет
только у нас скачать купить шаблоны dle по низким ценам
Популярные статьи
Месть водоканалу за «Исток»?
Новости Города
Стадион так стадион: выборные страсти в Аккермане
Топ тема / Новости Города
Новый закон о ЖКУ введен в действие: обновленные платежки и "доступ в квартиру"
Новости Украины
Лишение свободы, компенсация за лечение и моральный ущерб: в Аккермане мужчина будет расплачиваться за преступление совершенное «по пьяни»
Новости Города / Криминал
На пути к здоровому будущему: в Аккермане открыли кабинет реабилитации для детей с особыми потребностями
Новости Города
В Бессарабии началась подготовка к совместной спецоперации силовиков «Граница-2019»
Новости Города
По две пенсии всем украинцам: названа дата пенсионной революции
Новости Украины / Экономика
Новые правила вывоза мусора: у украинцев появится возможность экономить
Новости Украины
Стоимость жизни: что могут позволить на свою зарплату украинцы и европейцы
Новости Украины / Экономика
В музее Аккермана представили историю края
Новости Города